Лайя-йога

Сущность учения лайя-йоги и практики заключается в поддержании особого состояния круглосуточного бдительного присутствия (осознанности). Лайя-йога – это путь вне метода, вне концепций и усилий, путь спонтанного самоузнавания. В этом случае мы перестаём жить в категориях фиксированного прошлого и мотивированного будущего. Высшее учение лайя-йоги очень внутреннее. Оно вне любых рамок и ограничений. Только вы сами знаете – в присутствии вы в данную секунду или нет. Это очень высокий путь – реализация через осознавание, к которому обычно приходят йоги после достижения самадхи, что постигается через состояние внутренней тишины, или молчания. Только когда будет отброшена любая связь с концептуальным мышлением, вы можете постичь состояние безопорного ума (нираламбха манас) и войти в состояние нирвикальпа-самадхи (единства со всем сущим).

Цель и смысл духовной практики – получив указующие наставления Духовного Учителя и посвящения в методы, открыть Пробуждённое состояние нашего ума, которое проявляется как Бесконечный Свет. В йоге это именуется реализацией Брахмана и Освобождением, которое дарует неописуемую свободу и счастье человеческому существу, спасает его от страданий круга рождений и смертей.

Термин "лайя" на санскрите буквально переводится как "ритм" - "растворение", т. е. возврат к состоянию недифференцированного существования (недвойственности), когда индивидуальное сознание йогина объединяется с трансцендентным Бытием (Брахманом).

В различных первоисточниках – Упанишадах и других – считается, что 250 тысяч учений лайя-йоги впервые были поведаны Адинатхом (Богом Шива) через откровения сиддхам Матсиендранатху и Горакханатху.

"Шри Адинатха (Шива) дал 250 тысяч путей достижения лайи (растворения в недвойственности)..." (Сватмарама, "Хатха-йога-прадипика", 4.65).

Более древние источники утверждают, что источником лайя-йоги является Ниргуна Брахман (Бескачественная Трансцендентная Реальность). В различные эпохи он принимает бесчисленное множество форм в виде богов, божеств, аватаров, сиддхов, учителей и святых различных духовных традиций, непрерывно эманируя себя в бесчисленных мирах. Это продолжается и по сей день, поскольку Он не ограничен рамками какой-либо одной духовной школы. С этой точки зрения, учение лайя-йоги существует внутри и непрерывно проявляется в любой недвойственной духовной традиции как её внутренняя суть. В связи с этим подходом упоминается множество святых и сиддхов.

Первые упоминания о лайя-йоге содержатся в Упанишадах: "Лайя-йога восхваляется десять миллионов раз – это растворение сознания; идёшь ты, стоишь, спишь или ешь, всегда размышляй об Атмане [о том, кто воспринимает]. Таков смысл лайя-йоги" ("Йога-таттва-упанишада", 23, 24).

В "Гхеранда Самхите" учитель Гхеранда утверждает: "Шива возвестил много истин – таких, как бессмертие растворения [лайя-амрита] и другие. Одну из них, ведущих к Освобождению, я передал тебе кратко" ("Гхеранда Самхита", 7.22).

Считается, что первоначально лайя-йога не отделялась в самостоятельное учение от других видов йоги, а была их кульминацией, высшей ступенью и входила в так называемые "Хатха Видья" – бесчисленные учения об Освобождении через растворение путём управления внутренними энергиями тела. Эти знания были общими для традиций натхов, каулов, канпхатов и др.

В различных источниках утверждается, что в дальнейшем это учение передавалось таким великим Просветлённым, как Кабир, Гопичанд и гуру Нанак (основатель сикхизма). Нагарджуна, почитаемый как буддийский махасиддха, также был в числе их.

Учениками по линии Матсиендранатха были также великие сиддхи: йогин Канхапа (Канипанатх), Чарпатинатх (Чарпати), Джаланхаранатх (Джалантхара), почитаемые в каноне 84 махасиддхов и в традиции 9 натхов. О некоторых из них говорилось, что днём они практиковали индуистскую тантру, а ночью – буддистскую.

Различные источники упоминают о 250 тысячах видов лайя-йоги, особо выделяя из них нада-йогу (растворение ума через интеграцию с внутренними энергиями в виде звука "нада", слышимого в сердечной чакре).

"Шри Адинатха (Шива) дал 250 тысяч путей лайи. Главный из них – путь нада" (Сватмарама, "Хатха-йога-прадипика", 4.65).

"Звуки из Анахаты соединяются с Чайтаньей [Чистое Cознание], мысль поглощается [Паравайрагья] и прекращается, лишенная своих объектов. Это растворение – лайя, ведущее к высшему состоянию Вишну [Вишну Парампада]" (Сватмарама, "Хатха-йога-прадипика", 4.99).

В этом и состоит вездесущность, всепроникновение, универсальность лайя-йоги, которая не ограничена ни религиозными предрассудками, ни догматами концептуального мышления, ни культурными традициями.

Поскольку "состояние погружения в неконцептуальную осознанность выше любых религиозных ограничений, так как они – суть продукт ума, не нужна ни санкхья, ни шайва, ни панчаратра или джайанизм, мимамсака или другие школы. Лишь накопление духовного опыта пробуждает сознание. Я – сознание чистое. Я – то, одно неуничтожимое" (Шанкарачарья. "Десять шлок об Атмане").

В ранних буддистских текстах упоминается, что Будда выполнял садханы (практики) лайя-йоги, предписанные его Учителем Уддалакой. В частности, говорится, что он выполнял мудры сосредотачиваясь на внутреннем Свете и звуке, закрыв уши и надавливая на глазные яблоки. Скорее всего речь идёт о шанмукха-мудре или йони-мудре. Путь растворения "я" в трансцендентном неконцептуальном сознании является сущностью буддизма, даосизма, бон, индуизма и, как мы здесь выяснили, и христианства тоже.

Таким образом, лайя – растворение "я" – является универсальным состоянием и вершиной любой садханы (практики), независимо от духовной школы, в которой она практикуется. Состояние лайи и путь лайи – имманентно присущи любому духовному пути и являются его тайной сердцевиной.

Лайя-йога имеет глубоко эзотерические линии учений, позволяющие реализовать Высшее Совершенство – "саруба-самадхи" и Бессмертное Лучезарное Тело – "Пранава-дэхам".

"В глубоком сне разрушены все различья. В нём осталось лишь Я – пустота неосознанной полноты. Я – то, одно неуничтожимое. Если даже Вселенная исчезнет – Я останусь. Я – блаженство и единство. Я – Атман [то, что воспринимает, находясь в постоянном единстве со всем]" (Шанкарачарья. "Десять шлок об Атмане").

Философской, концептуальной основой лайя-йоги безусловно является Адвайта-Веданта. Понимание недвойственности, тождество "я" и Брахмана – фундамент всех высших учений йоги и тантры.

"Подобно тому, как брошенный в воду кристалл соли растворяется в воде и становится единым с ней, так и в состоянии самадхи личное сознавание сливается с высшим сознанием" (Саубхагьялакшми-упанишада, 5.26).

"Я никогда не был рожден, и Я никогда не умру. И при этом Я не исполняю никаких действий – ни хороших, ни плохих. Я – тот чистый Брахман, лишенный каких бы то ни было качеств. Как в таком случае для меня может быть связанность или освобождение? Так как Брахман вездесущий, самосияющий, недвижимый, цельный и непрерывный, то я не вижу никакого разнообразия. Как оно может быть внутри или вовне?" (Даттатрея. "Авадхута-Гита", 1.59, 1.60).

Вселенная в лайя-йоге неиллюзорна – она ни реальна, ни нереальна. Почему? Потому что "от богов вниз, к этому материальному миру, всё пронизано единым Брахманом. Есть лишь единое Сат Чит Ананда [Бытие-Осознанность-Блаженство], всепроникающее и не имеющее себе равных" ("Шива Самхита", 1.52).

"Исполненное ясности тысяч светил, незагрязняемое, наполняющее дальнее и ближнее – это не самадхи, это не достижения в йоге, это не растворение ума – это единство с Брахманом" ("Махавакья-упанишада", 6).

Путь лайи – это обнажённое осознавание, живое присутствие вне концепций и мыслей, чистая реальность, передаваемая вне знаков и слов.

В лайе самадхи достигается за счёт естественного созерцания без усилий, а не за счёт метода. Также, в отличие от других видов йоги, в лайе нирвикальпа-самадхи – не самоцель, а всего лишь промежуточная ступень для достижения более высоких – сахаджа-самадхи и саруба-самадхи. Саруба-самадхи предполагает Просветление не только ума, но и энергии, тела, проявляющиеся как звук, свет, божества (нада, джьоти, дэвата). Практика с усилием на этом уровне прекращается и становится "не практикой" – "не методом" – "анупайя", "не медитацией", так как любое усилие является помехой.

Сахаджа-самадхи – это особое состояние сознания йога, когда он естественно, без усилий погружён в присутствие Атмана независимо от того, ест он, работает, говорит, спит, ходит или сидит. Такая погружённость и есть бхава (чувство). Ничего не отрицается, всё объединяется с присутствием в этом состоянии. Всё больше отдаваясь этому чувству ("прапати" – самоотдача), йогин растворяет "я" в Высшей Реальности Брахмана.

"Независимо от того, достигнуты сиддхи [сверхобычные силы] или нет, он погружён в непрерывное блаженство" (Сватмарама. "Хатха-йога-прадипика", 4.78).

Полностью отдавшись ему, он испытывает неописуемое состояние непрерывного естественного единства; без усилий, без отречения, без техник и медитаций, реализовав ум без опоры – "нираламбха". В этом самадхи он окончательно узнаёт своё "я" как тождественное Брахману (пратьябхиджня) и с этого момента не отождествляет себя ни с чем иным. Цель и средства здесь объединяются. Цель - погружённость в Атман, средство – тоже.

Для полной реализации этого состояния йогин использует "санкальпы" – особые медитативные формулы, медитации, шамбхави-мудру, нада-, джьоти-йогу, техники йога-нидры и кундалини-йоги.

"Лайя-сиддхи-йога-самадхи. Совершив йони-мудру, представляй, что ты есть Шакти, а Параматман – Пуруша. Эти двое соединяются. Так ты становишься полным блаженства и достигнешь Ахам Брахма Асми – Я есть Брахман" ("Гхеранда Самхита", 7.12).

Узнав своё сознание – Чити как безграничное пространство, подобное небу, йогин учится поддерживать его, не отвлекаясь на пути к высшей цели – саруба-самадхи – трансмутации физического тела. Для этого он учится воспринимать весь мир недуальным способом как манифестацию, игру сознания – Чити-Шакти. Весь мир он видит как свой ум, а ум не имеет ни качеств, ни основы; своё тело – как иллюзорное, а свою чистую энергию – как божества, звук – нада и свет – джьоти.

Силой созерцания только своего ума он пробуждает Кундалини и начинает растворять элементы физического тела.

"Пусть йогин сделает свой ум самоподдерживающим и не созерцает ничего иного" ("Шива Самхита", 5.170).

Наряду с непрерывным поддержанием естественной осознанности (сахаджа-стхитти), применяя особые мудры (шамбхави, шанмукти), нада-, джьоти-йогу и йога-нидру, йогин открывает свою внутреннюю энергию как звук и тончайший Свет, переживая четыре основные ступени реализации – "арамбха", "гхата", "паричайя", "нишпатти". На ступени "нишпатти" йогин осуществляет "кайя вьюха" – мистическую трансмутацию и достигает золотого саруба-самадхи – трансформации физического тела сначала в очищенное "Шудха-дэхам" (Совершенное Тело, тело из чистых субстанций), а затем в божественное Тело Света или Тело Славы – "Пранава-дэхам".

"Когда отпадают все желания, пребывавшие в сердце, тогда смертный становится бессмертным, и в этот момент он достигает Брахмана" ("Катха-упанишада", 2.3.14).

"Как бы и где бы йог ни умер, он сливается с Брахманом, подобно тому, как пространство, находящееся внутри кувшина, объединяется с бесконечным пространством, когда кувшин разбит" (Даттатрея. "Авадхута-Гита", 1.69).

"Возникнет сияющее божественное тело (дэва-дэхам). Это тело не может быть обожжено огнём, высушено ветром, смочено водой, укушено змеёй" ("Гхеранда Самхита", 7.12).

"Вместе с этим человеческим телом ты станешь снова и снова посещать небо [сварлока]. Быстрый, как разум, ты приобретёшь способность путешествовать в небе и сможешь отправиться куда пожелаешь" (Сватмарама. "Хатха-йога-прадипика", 3.69).

Сравним это с христианством: "Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать" (2 Кор. 12:2-4).

Высшим, окончательным, полным плодом лайя-йоги является саруба-самадхи – самадхи Божественного Света, результатом которого становится "кайя-вьюха" – великий Переход, и спонтанно происходит достижение одного из четырёх тел:

"– Шудха-дэхам – Совершенное Тело, тело, свободное от кармы, состоящее из очищенных таттв (элементов), не нуждающееся в еде, сне, свободное от старости и смерти;

– Пранава-дэхам – Бессмертное Тело Радужного Света, его невозможно осязать, но возможно видеть;

– Джняна-дэхам – Чистое Бесконечное Сознание, в котором реализована недвойственность;

– Дэва-дэхам – Полное Единство с Брахманом, в том числе физическое. На этом уровне йогин не имеет фиксированной формы, но эманируется в бесчисленных телах" ("Шива Самхита", 3.62).

Продвинутые йогины реализуют сиддхи божественного Золотого Тела Милости ещё при жизни. Великие бессмертные сиддхи, подобно китайским бессмертным даосам, Матсиендранатх, Свами, Бабаджи, великий йогин Брахмананда, реализовав Тела Света, и поныне спонтанно играют в тысячах бессмертных световых Радужных Тел в бесчисленных мирах Мироздания. Йогины, реализовав такие тела в момент смерти, выполняя вознесение в сияющие Тела Света, как святой Тукарам, который, подобно пророку Илье, был "взят живым на небо".

В наставлениях сиддхов говорится так о величайшем для йогина достижении – саруба-самадхи:

"Каков признак достижения саруба-мукти (истинного освобождения тела и сознания)? Физическое тело начинает светиться огнём бессмертия" (Ромариши. "Песнь мудрости").

"Не вовлекаясь и оставаясь свободным от привязанности к телесному, элементам, уму, времени, Майе, соединившись с истиной безначального, вечного Брахмана, йогин достигает "вейя паракайя" – безупречного бессмертного тела" (Тирумулар. "Тиру-Мандирам", 643).

"Тот, кто обладает джняной [познанием] или обрёл понимание двадцать одного принципа Солнца, может достичь бессмертия, обрести преображённое тело, вечно молодое, свободное от старения и дряхлости, являющееся прекрасным воплощением божественного" (Тирумулар. "Тиру-Мандирам", 706).

"Я познал мастера джняны в единстве, в котором моё Я стало его Я. Я стал тем, от кого происходят все боги и кто являет собой лучезарный свет бесконечности" (Тирумулар. "Тиру-Мандирам", 239).

В конце IX века великий индийский святой из Вадулара (Тамилнаду) – Рамалинга Свами на своём опыте пережил все этапы великой трансформации. Рамалинга и поныне – один из самых прославленных святых Южной Индии.

В своем сочинении этот почитаемый святой пишет так:

"Я молился о лучезарном теле, которое было бы вечно, противостояло бы действию ветра, земли, неба, огня, воды, солнца, луны, планет, смерти, болезни, смертоносного оружия, злодеяний или чего-либо ещё. Он исполнил то, о чём я молился, и теперь у меня такое тело. Не думайте, что этот подарок – мелочь. О люди, ищите убежища в моём Отце – властителе Неописуемого Великолепия, делающего даже материальное тело бессмертным!" (Песнь 6, гл.13, стих 59).

Как известно, после достижения его Тело Чистого Света не отбрасывало тени. Согласно хроникам того времени, великий святой Рамалинга, попрощавшись со своими учениками, заперся в хижине Меттукупама и спустя некоторое время бесследно исчез, растворившись во вспышке фиолетового света, проявив высший плод реализации.

 


Отправляя любую форму на сайте, вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности данного сайта